Новости Самарской области
Знаем мы – знаете вы!

Тольяттинцы против ювенальной юстиции

Тольяттинцы против ювенальной юстиции

В Тольятти продолжается сбор подписей под петицией в адрес президента страны против законов, внедряющих нормы ювенальной юстиции. Пока документ поддержали только две тысячи тольяттинцев.

Скажем откровенно, народ не особенно знает, что такое ювенальная юстиция и не слишком стремится вникнуть. Между тем введение норм ювенальной юстиции – правосудия для несовершеннолетних – может кардинально изменить основы российского общества. С одной стороны, все справедливо, должны же как-то защищаться права маленьких граждан, но с другой – от тех шагов, которые предпринимаются по внедрению ювенальной системы, уже попахивает неким абсурдом. Недаром в октябре этого года прокатились митинги по многим российским городам, и Тольятти не стал исключением.

Смягчили называется

А случилось вот что. 3 июля 2016 года президент России Владимир Путин подписал федеральный закон, который был подготовлен в ответ на его просьбу, высказанную в послании Федеральному Собранию в декабре 2015 года. Суть её – поддержать инициативу Верховного суда о декриминализации уголовного законодательства. То есть речь шла о смягчении наказания за ряд правонарушений. Закон был принят Государственной Думой и получил одобрение Совета Федерации. Но, как оказалось, в его окончательном варианте явно присутствует несколько антисемейных норм. Проникли они туда, когда закон принимался во втором чтении. Именно тогда появилась иная редакция статьи 116 Уголовного кодекса РФ «Побои». В ней, в частности, сказано, что за «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий», следует наказание. Его диапазон довольно широк – от назначения обязательных работ на срок до трехсот шестидесяти часов до лишения свободы до двух лет. При этом в законе появилось новое понятие «близкие лица». В эту категорию попадают близкие родственники, опекуны, попечители и т.д. Получается, что если родители, к примеру, отшлепали своего ребенка в воспитательных целях, не причинив ему вреда для здоровья, то они могут получить за это два года тюрьмы, а их ребенок будет изъят и направлен в детдом или усыновлен другой семьей. Не важно, кто сообщит в «органы» – сам ребенок от обиды в школе пожалуется или добрые соседи «настучат», что за стенкой дети плачут.

Под действие закона могут попасть, кроме родителей, и другие родственники, поцапавшиеся между собой. Самое поразительное, что раньше в старой редакции этой статьи предусматривалась за простые побои ответственность в виде штрафа, либо обязательных работ, либо исправительных работ, либо ареста на срок до трех месяцев. Но в новой редакции максимальное наказание значительно увеличено именно для категории «близкие лица», в которую в первую очередь попадают члены семьи. Так что никаким смягчением наказания тут и не пахнет.

При этом была оставлена без изменения действующая сейчас другая статья – 115-я, которая предусматривает даже за умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности (то есть за более тяжкие последствия, чем в статье 116 УК РФ), в качестве максимального наказания лишь арест на срок до четырех месяцев. Ткнул родственника, не причинив вреда его здоровью, – получи два года лишения свободы, сделал то же самое постороннему, повредив его здоровье, – максимум арест на четыре месяца. Таким образом, возникла абсурдная ситуация: вместо задуманного первоначально при реформировании законодательства смягчения произошло его ужесточение. И, в первую очередь, в отношении семьи. Кстати, понятие «физической боли» в законе не оговорено и никак не расшифровывается. Где её границы? Легкий, средний, сильный шлепок, подзатыльник или тычок, шлепок ремнем – всё это может расцениваться как причинение боли и носить весьма условный характер. Интересен еще такой момент: в случае когда побои нанесены человеком не близким лицам (при том, что даже если этот правонарушитель ранее уже подвергался административному наказанию за побои или насильственные действия, причинившие физическую боль, но не причинившие легкого вреда здоровью), наказывается он теперь также более мягко, нежели за побои своих близких.

Еще одна поправка внесена в ст. 20 Уголовно-процессуального кодекса. Ею «побои» переведены из категории дел частного обвинения в категорию частно-публичного – это означает следующее: если раньше правоохранительные органы прекращали дела о побоях между родственниками в связи с примирением сторон, то теперь этого не будет. Как было раньше? Написала жена на мужа заявление о побоях, а потом супруги помирились, и правоохранительные органы дело прекращали. Сейчас же дело все равно будет доводиться до суда. Так что и здесь, вопреки изначально задуманному, смягчения закона не наблюдается. Иными словами, семьи фактически поставлены под удар. Обо всем этом рассказала Ирина Бынина, председатель тольяттинского отделения Общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС).

Додавили

После подписания Российской Федерацией в 1994 году Декларации о вхождении в состав Совета Европы наша страна взяла на себя обязательства, что мы будем реализовывать нормы ювенальной юстиции. Но общественность рьяно взялась бороться против внедрения ювенальных технологий. Например, в 2012 году возникло движение РВС. На тот момент, по словам Быниной, тоже собирались подписи против двух откровенно ювенальных законов, которые хотели принять. 260 тысяч подписей передали президенту и в Госдуму. Тогда эти законы плавно спустили на тормозах, не приняли.

И акции протеста этого года тоже принесли плоды. Их начали проводить еще с 20 июня. К настоящему моменту состоялось более 600 пикетов и митингов по всей стране. Буквально на днях группа депутатов Госдумы и членов Совета Федерации внесла на рассмотрение нижней палаты российского парламента законопроект о декриминализации побоев в отношении близких родственников.

«У людей вызывало объективное недоумение, почему конфликты внутри семьи, нанесение побоев в отношении родственников является преступлением, а такие же действия, совершённые на улице, – административным правонарушением. Наш законопроект предлагает эту коллизию устранить, – заявила один из авторов законопроекта, депутат Госдумы Ольга Баталина. – Важно предотвратить насилие и вместе с тем «оставить людям шанс на примирение и восстановление отношений. Однако если мы видим, что человек склонен к насилию, побои происходят неоднократно, то есть это системные действия, в этом случае они повлекут уголовное наказание. Именно для этого и была в Уголовный кодекс введена статья 116.1».

Равнение на Запад?

Что ж не так с этой ювенальной системой? Почему протестующие боятся, что она разрушит наши семейные ценности? Вот о чем пишут в Интернете.

На Западе во многих странах ювенальные суды действуют закрыто, быстро (в течение нескольких дней) принимают решения об изъятии детей, без адвокатов, не подчиняясь общей системе юстиции. Все это напоминает действие троек ВЧК, которые в нашей стране так же в 30-е годы быстро, тайно, без адвокатов и открытого судебного процесса вершили судьбы людей. Права детей получают приоритет над правами всех остальных категорий граждан, что делает последних совершенно бесправными. Это оборачивается разрушением семей и горем родителей и детей. Кроме того, существует практика полной отмены наказаний несовершеннолетних даже за уголовные преступления, что делает невозможным справиться с детской преступностью. Ни в одной стране мира ювенальная юстиция не привела к уменьшению детской преступности, наоборот, по статистике, в спокойных скандинавских странах с развитой ювенальной системой детская преступность за последние годы выросла в 20 раз. Права детей понимаются в совершенно извращенном виде, в том смысле, что детям разрешено все, а любые попытки воспитания и наказания их родителями рассматриваются как нарушение их прав и преступление, что влечет за собой лишение родительских прав и наказание (вплоть до уголовного) родителей.

Думаете, мы до этого не дойдем? Вполне можем и дойти. Попытки ввести западную ювенальную систему, причем в самом жестком виде, не прекращались никогда. Например, как рассказала Бынина, уже подготовлен проект федерального закона «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия», который был предложен президентским советом по защите прав человека. Согласно ему, практически любые действия родителей по воспитанию своих детей признаются насилием. Любые наказания, запреты, ограничения (что-то не дали, куда-то не пустили) или просто угрозы, что что-то запретят или чего-то лишат, являются физическим насилием. Замечания и критика – психологическим насилием (к примеру, даже если родители просто подшучивают над ребенком), отказ выдать карманные деньги, ограничения в пользовании компьютером, телевизором или другими предметами быта – экономическим насилием, привлечение к домашнему труду – эксплуатацией и т.д. От санкций для родителей, согласно этому законопроекту, берет оторопь. Первая мера – дети должны незамедлительно изыматься из семьи и помещаться в безопасное место (в приют). Родителям запрещается «преследовать жертву», то есть видеться с детьми. Одним словом, идет разрушение семьи. Слушания по этому законопроекту состоятся в декабре. Также в декабре пройдет сессия Верховного суда, которая примет решение о том, надо или не надо в России делать специальные ювенальные суды для детей.

Оксана Белова

vesti
08.12.2016