Новости Самарской области
Знаем мы – знаете вы!

Кто мешает Николаю Меркушкину вырвать Самарскую область из лап криминального прошлого

В канун четырехлетия работы Николая Ивановича Меркушкина на посту губернатора Самарской области у него взяли интервью наши коллеги из популярной в Республике Мордовия независимой газеты «Столица С». Взгляд со стороны на происходящее в нашем регионе может быть интересен и жителям Самарской области, поэтому мы предлагаем это интервью вниманию читателей «Вестей региона».

Президент

– Николай Иванович, вы никогда подробно не рассказывали о беседе с Владимиром Владимировичем Путиным, в ходе которой вам было сделано предложение возглавить Самарскую область. Может быть, спустя четыре года уже можно открыть некоторые подробности?

Николай Меркушкин– Наверное, я и сейчас не могу этого сделать (мягко улыбается.Ред.), потому что ситуация в Самарской области была очень непростой как в политическом, так и экономическом плане, и сегодня еще рано озвучивать все подробности. Будучи одним из богатейших субъектов Российской Федерации, имея уникальные производственные площадки и кластеры, Самарская область является стратегически важной территорией страны. А деструктивные явления, такие как политическая нестабильность, коррупция, активное внедрение во власть представителей некоторых финансово-промышленных групп и другие проблемы – незаконные врезки в нефтепроводы, теневой бизнес и отмывание денег, преднамеренное банкротство жизнеспособных предприятий и т. д. и т. п. – не давали ей активно развиваться и вели к деградации отдельных важнейших для страны компетенций и провинциализации региона. Владимир Владимирович откровенно предупредил меня, что ситуация в Самаре непростая, потрудиться предстоит немало и будет достаточно тяжело.

– Но у вас огромный опыт по выводу региона из самой трудной ситуации на лидирующие позиции. На момент вашего прихода к руководству Мордовией в 1995 году республика была, по сути, политическим и экономическим банкротом. Наверняка президент уверен, что вы справитесь с поставленными задачами. Какие именно задачи были поставлены перед вами?

– Прежде всего оздоровить политическую, экономическую и социальную ситуацию в области, вернуть ей лидерские позиции.

– В сказках такие поручения давали лишь тем, кого посылали на погибель… Но, если серьезно, с какими мыслями вы уезжали в Самару?

– Наверное, как и герои сказок, с самыми оптимистичными (улыбается.Ред.). У меня было представление о проблемах, которые предстояло решать. Я уже проходил все это в Мордовии, и за годы руководства с опорой на широкие слои населения нам многое удалось сделать. Вы, наверное, помните, что творилось в республике в начале 1990-х?

– Критический спад производства, безработица, социальные волнения, многомесячные задержки зарплаты и пенсий, учителям и врачам платили водкой, в больницах не было элементарных лекарств, школы, по сути, содержали родители. На всех уровнях власти шла бескомпромиссная борьба, а криминал держал под контролем не только улицу, но и большую долю экономики и властных структур. При этом имидж Мордовии был запредельно низким…

– Мы всё это преодолели, и за годы стабильности Мордовия кардинально изменилась. Республика стала признанным центром производства оптического волокна и светодиодного производства. Мордовия достигла тогда уровня спортивной столицы Поволжья, а Саранск – статуса самого благоустроенного города России с европейской внешностью. По вложениям в инфраструктуру на душу населения Мордовия стала абсолютным лидером в стране. Это очень важно не только для нынешнего, но и для будущих поколений. Сейчас уже доказано, что уровень инфраструктуры определяет конкурентоспособность людей новых поколений даже на генном уровне. Пожалуй, главное, что удалось сделать в те годы, – практически полностью изжить в людях комплекс провинционализма, который столетиями довлел над этой территорией и сковывал развитие.

– Поэтому и удалось изменить демографические потоки. В результате в Мордовию стали больше приезжать, чем уезжать из нее…

– Да. Поэтому опыт выведения региона на устойчивое развитие, о котором вы говорите, работает и в Самаре. В ряде случаев результат достигается быстрее, потому что потенциал региона здесь огромный. Объем ВРП в десять раз превышает мордовские показатели. Здесь расположены мощные химические, нефтехимические, машиностроительные производства. Есть всё: от космоса и авиации до автомобилестроения. По сосредоточению отраслей экономики Самарской области нет равных в России.

Лихие 1990-е

– В вашем ответе так и слышится слово «но»…

– Вы спросили, с какими мыслями я уехал в Самару. Я ответил, что с довольно оптимистичными. Но я не представлял, насколько глубоко область увязла в «лихих 90-х», что спустя двадцать лет часть процессов в местной политике и экономике продолжали функционировать «по понятиям». Очень быстро у меня сложилось стойкое ощущение, что я вернулся в прошлое Мордовии и начал все с нуля. Только масштабы и глубина проблем здесь несоизмеримы с мордовскими.

– Еще одним убедительным подтверждением того, что область задержалась в беспредельных 90-х, стало резонансное убийство целой семьи полковника полиции Андрея Гошта, которое потрясло не только Самарскую область, но и всю страну.

– Когда я первый раз приехал в Сызрань и встретился с начальником Сызранского горотдела ГУВД и спросил: «Как вы боретесь с наркоманией и преступностью, с незаконными врезками в нефтепроводы?», он ответил мне, что врезки были, есть и будут. Тогда этого руководителя мы поменяли. Пришедший на его место полковник Гошт предпринимал активные действия по борьбе с незаконными врезками в нефтепроводы, наркоманией, контрафактным алкоголем и другими преступными проявлениями. И, к сожалению, вероятнее всего, его активная позиция по наведению порядка и привела к этой страшной трагедии. Но следствие, я убежден, во всем разберется. Это еще раз подтверждает, насколько важно как можно быстрее навести порядок в области, оздоровить общество, на что сегодня мне приходится направлять главные усилия.

– Вы уверены в своих силах?

– Конечно, и всегда был уверен. А иначе переломить ситуацию и провести позитивные преобразования – невозможно.

Мордовия

– Никто не должен отрекаться от своих корней и родины. Вы следите за ходом дел в Мордовии или Самарская область отнимает у вас все время?

– Слежу. Может быть, не так пристально, но слежу. Причин для особых тревог за республику не вижу, хотя, конечно, некоторые вещи вызывают беспокойство. Когда я уезжал в Самару, то был уверен, что оставляю республику в надежных руках: у руля оставалась команда, с которой мы прошли огромный и очень сложный путь. Люди, работавшие рядом, видели и знали практически все методы работы и пути решения проблем. Но в сегодняшних сложных условиях крайне важно сохранять командный дух, не терять традиций, тесной связи с народом, чувствовать пульс его жизни и подчинить все интересам республики. Очень важно дружной работой удержать тренд, динамику развития, которая набиралась огромным трудом десятков тысяч людей.

– А как, на ваш взгляд, в республике проходит подготовка к ЧМ-2018?

– Я уверен, что Мордовия встретит его достойно. И это для меня очень важно. Самара тоже готовится к чемпионату, и когда в Кремле, в Правительстве, в оргкомитете проходят встречи, совещания с ФИФА, посвященные организации чемпионата мира, при обсуждении всех вопросов я учитываю и интересы Саранска, а иногда приходится отстаивать очень принципиальные вещи.

– Если за ЧМ-2018 мы можем быть спокойны, то за мордовских ходоков болит душа.

– Этот скандал я воспринял очень болезненно. Но никогда и никто не сможет оспорить огромный вклад мордовских атлетов в развитие спорта. Он вписан золотыми буквами в историю республики, страны и даже мирового спортивного движения. Я уверен, что у мордовской школы ходьбы впереди будет еще много новых побед.

– Когда в 2011 году с участием Владимира Владимировича Путина отмечалось 100-летие Олимпийского комитета России, Жак Рогге вручил всего две медали «За вклад в развитие мирового спортивного и олимпийского движения» – президенту Олимпийского комитета России А.Д. Жукову и вам. Все знают, что без вашей поддержки не было бы феномена Виктора Чегина и мордовских ходоков. А может быть, попытки дискредитировать мордовскую школу ходьбы – это часть атаки и на вас?

– Маловероятно. Хотя неоправданно масштабная раскрутка этой темы в СМИ била по имиджу не только ходоков и Виктора Михайловича Чегина, но и по моему тоже.

Теневая Самара

– Самарская область – это действительно иные измерения и в географических масштабах, и в экономике, и в финансовой сфере. А там, где много денег, всегда присутствует криминальный интерес. Насколько сильным здесь был теневой мир, когда вы пришли?

– К сожалению, Самарская область надолго задержалась в 90-х. Криминальный интерес очень глубоко запустил здесь свои корни – прежде всего в областной бюджет, который по собственным доходам в десять раз больше мордовского. Понятно, что доступ к казне обеспечивали часть чиновников, погрязших в коррупции. У многих финансово-промышленных групп бизнес-интересы абсолютно увязывались только с бюджетными финансовыми потоками. Мы с самого начала приложили максимум усилий, чтобы оторвать этих «пиявок» от бюджета. В итоге сохранены миллиарды казенных рублей, а самарская экономика стала заметно более прозрачной и цивилизованной. Бюджетные вложения в развитие социальной, транспортной, коммунальной инфраструктуры возросли в разы.

– Все это во многом и объясняет истеричность атак на губернатора.

– Сейчас уже маховик созидательных процессов набирает все большие обороты, идет оздоровление, очеловечивание общества. Оппоненты политики созидания понимают, что в здоровом обществе схемам и ценностям из 90-х годов не будет места. Поэтому в ход идут самые грязные методы. Эти люди прекрасно осознают всю фундаментальность происходящих в области изменений и то, что в честной борьбе они проиграют еще до ее начала.

– То есть в Самаре двадцать лет шла своя игра по-крупному, и тут появляетесь вы, как к одиннадцати – туз. Да еще с твердыми поручениями президента изменить положение вещей. Миссия, на первый взгляд, невыполнимая…

– Это только на первый взгляд. Потому что слабость любого порока и зла – в самом пороке и зле. Одолеть их на самом деле несложно, если нести добро. Уже сегодня в области многое изменилось, и, в отличие от грязных технологий, наши реальные дела говорят сами за себя и формируют устойчивый созидательный тренд.

– Опросы показывают, что подавляющее большинство жителей Самары, Тольятти, Сызрани, Новокуйбышевска, Чапаевска или других городов на вопрос, изменилась ли их жизнь за последние четыре года, отвечают утвердительно: «Да, изменилась».

– За это время было создано 45 новых производств, открыты новые заводы: «Бош», «Делфай» в Чапаевске, строится завод «Кнауф» и целый ряд других предприятий. Только в химической промышленности создано восемь новых производств и тысячи новых рабочих мест. В Тольятти создана уникальная, единственная в Европейской части России территория опережающего развития, где на базе Особой экономической зоны уже начали работу восемь новых заводов и столько же сейчас строятся. Ввод жилья впервые в истории области превысил 2,2 млн квадратных метров. И впервые за 25 лет область вышла на первое место в ПФО. Снизили себестоимость жилья. Если раньше стоимость квадратного метра была самой дорогой в округе, то сейчас она ниже, чем средняя по ПФО. Предприятия оборонно-промышленного комплекса в 2015 году повысили объемы производства на 18%, такого тоже не было четверть века. Нефтяные компании обеспечили рост добычи нефти почти на 6% – это лучший показатель за 40 лет. Объем дорожных работ в области за последние два года вырос в 2,5 раза. Такими темпами мы за 5-6 лет решим проблему плохих дорог в Самаре. Спортивная инфраструктура активно развивается при поддержке «Единой России»: за три года построено 11 ледовых дворцов, 9 бассейнов, 19 ФОКов, 13 полноценных стадионов с искусственным футбольным полем и легкоатлетическими дорожками, 257 универсальных спортивных площадок с искусственным покрытием во дворах и при школах. С 1 сентября в Самаре начнет работу Центр одаренных детей, открыто 6 новых общеобразовательных школ, 57 детских садов. Полтора года назад заложили самый современный и самый масштабный в стране кардиоцентр «Клиника сердца», и этим летом мы его открываем. Открываем новый перинатальный центр, центр позитронно-эмиссионной томографии при онкоцентре. Совместно с немецкой компанией «Фрезениус» открываются три крупных диализных центра. Строится стадион «Космос Арена», который комиссия ФИФА признала уникальным по своим техническим решениям, функциональным возможностям, внешнему виду и, самое главное, по наследию. И не зря Самаре доверено проводить третий матч сборной России после Москвы и Санкт-Петербурга, здесь пройдут игры 1/8 финала и 1/4 финала. Многое еще можно перечислить, но еще больше предстоит сделать.

– А что представляла собой политическая элита на момент вашего прихода? Ведь Самарская область застыла в 90-х не просто так…

– Элита оказалась очень разнородной. Много людей пришло во власть именно из тех времен. И определенный круг чиновников, «политиков» делали все, чтобы как можно дольше удержать это время и эти процессы. Как известно, рыба хорошо ловится в мутной воде. Все последние двадцать лет часть местной политической элиты занималась только собственными интересами.

Но есть и другая элита. Это мощный директорский корпус крупных предприятий, ректоры вузов, ученые, конструкторы, генералитет (Самарская область – третий регион России по количеству генералов и адмиралов. – Ред.), ветераны, общественные организации, отражающие реальные интересы населения. Это творческая интеллигенция, признанная страной, которая имеет глубинные, еще дореволюционные традиции. Инженеры, конструкторы, управленцы, работающие на освоение космоса и занимающие лидирующие позиции в мире. Элита – это и педагоги, и врачи, достижения которых признаны в стране. Это бывшие партийные, комсомольские и советские работники, когда-то по праву входившие в элиту Советского Союза. Это другая, подлинная элита, и здесь у нас полное взаимопонимание и взаимоподдержка. Это сила, которая делает задачи, поставленные передо мной президентом, выполнимыми.

Информационная война

– Но пока люди, которые, как вы сказали, «пришли во власть из лихих 90-х», идут на все, чтобы оставаться хозяевами жизни.

– Они поняли, что новая власть уже не позволит им зарабатывать незаконные миллионы, как прежде. Не позволит «доить» бюджет и «ловить свою рыбу в мутной воде». Сегодня ими движет, скорее, отчаяние, потому что они видят консолидацию общества вокруг власти, вокруг созидательных задач и понимают, что безвозвратно утрачивают свои позиции. Я не обращаю внимания на эти информационные атаки: будучи лживыми и организованными по неправедным поводам и мотивам, они рано или поздно захлебнутся сами по себе.

– Есть люди в Мордовии, которые помогают осуществлять эти информационные атаки?

– Да, есть несколько человек. Двое из них – это близкие к одной из организованных преступных группировок, лидер которой осужден на двадцать лет лишения свободы. Есть и занимающие немалые должности. Они никогда не хотели добра Мордовии и даже когда-то на плечах организованной преступности хотели захватить власть в республике.

– У вас уже есть прогнозы по выборам?

– Конечно, выборы будут очень непростыми. Влияние оказывает сложная геополитическая обстановка, санкции, введенные против нашей страны, снижение цены на нефть и газ. А для Самарской области как одного из центров добычи и переработки это очень чувствительно. Политические оппоненты эти трудности будут обязательно использовать, применяя самые изощренные методы, пытаясь ввести людей в полное заблуждение. Это уже делается сегодня, и особенно в Тольятти, на автозаводе, где всеми способами поддерживаются протестные настроения, в том числе с активным участием западных антироссийских центров. Но активных сторонников власти, сторонников созидательного развития региона становится все больше. И я рассчитываю, что предстоящие выборы способны окончательно покончить с наследием 1990-х в политической среде области. Они станут важной отправной точкой для последующего этапа оздоровления ситуации в регионе, откроют новые возможности для значительного улучшения жизни людей.

– Вы говорите, что ощущаете крепкую поддержку элиты и населения Самарской области. А поддержку Владимира Владимировича Путина чувствуете?

– Конечно. Президент очень хорошо осведомлен о ситуации в области и поддерживает регион по всем направлениям развития.

– В чем сила Меркушкина в Самарской области?

– Это доверие и поддержка людей, уверенность широких слоев в том, что мы задали правильный тренд развития и шаг за шагом его реализуем. Еще одной важнейшей составляющей этого тренда являются результаты работы в Мордовии, в том числе сегодня. Саранск неоднократно признавали лучшим по благоустройству в стране, а совсем недавно – лучшим по качеству дорог. А ведь еще 15 лет назад 143 улицы в центральной части Саранска никогда не видели асфальта. Продукция АПК Мордовии пользуется большой популярностью в различных уголках страны и в том числе в Самарской области. Центр одаренных детей занимает первые места в России, и уже двадцать лет Мордовия является лидером по доле инновационного продукта в промышленности, по обеспеченности спортивными сооружениями, а также по целому ряду других показателей, которые превышают уровень столичных регионов. Конечно, эти итоги работы в Мордовии добавляют признания самарских людей, придают сил и уверенности в том, что даже самые сложные проблемы в Самарской области разрешимы.

Ольга Немчинова

vesti
12.05.2016