Новости Самарской области
Знаем мы – знаете вы!

Как совершить «прыжок веры»

Как совершить «прыжок веры»

Закон Эванса и Бьерна гласит: какая бы неприятность ни случилась, всегда найдется тот, кто знал, что так оно и будет. Наш собеседник из тех, кто действительно знает, что будет. И далеко не постфактум. Чтобы попытаться заглянуть в будущее экономики региона и страны, мы вновь встретились с Председателем Наблюдательного совета АО «ФИА-БАНК» Александром Носоревым.

– Александр Степанович, некоторое время назад вы очень точно предсказали шаги руководителей экономического блока страны в условиях западных санкций, но насколько, на ваш взгляд, полученные результаты соответствуют ожидаемым? То есть насколько правы были руководитель Минэкономразвития Алексей Улюкаев и глава Минфина Антон Силуанов?

– Постараюсь объяснить в двух словах. Если, допустим, у вас дачу или дом затопило – нужны одни действия, в случае пожара – другие, при нашествии насекомых-вредителей – третьи. Всё зависит от поставленной задачи. Если тема кризиса не была сформулирована, то, соответственно, не были поставлены задачи по его преодолению. Кризис будет продолжаться, развиваться и ухудшаться с состоянием экономики, он только набирает силу. Потому что наша экономика реально связана с мировой экономической системой. Помимо политических факторов, мы реально интегрированы в глобальные финансовые процессы. Поэтому, если не ставятся задачи, которые надо планомерно решать, мы получаем тот результат, который… есть.

– Президент России Владимир Путин в своем послании Федеральному Собранию предложил ответить на внешние санкции свободой предпринимательства. Как вы полагаете, достаточно ли у нас в стране, городе людей, способных к бизнесу?

– Сегодня я проезжал мимо площадки «Особой экономической зоны «Тольятти» и поймал себя на такой мысли… Понимаете, вот такая свободная экономическая зона должна быть по всей стране – от Калининграда до Владивостока, до Сахалина. И если этого нет, тогда нет и планируемого роста экономики. И мы должны расти не на 2-3 процента, а на 10-20. Потому что страна такова и настрой сейчас такой – предприниматели много работают, они хотят работать, и надо дать им возможность работать.

Конечно, я могу во многом сомневаться. Но только не в благородстве, в разумности нашего президента. Абсолютное благородство, абсолютно высочайшая порядочность. Эталон для страны. Но есть другие проблемы. Аппарат исполнения – как будет исполнять это правительство поставленную президентом задачу, какие рычаги будут для этого задействованы.

Есть исторический анекдот. Обратился великий наш реформатор Столыпин к царю: «Батюшка, надо 20 губернаторов уволить». Царь удивился: «Так у нас всего 20 губернаторов». «Но вот всех и надо уволить».

– Тем не менее, я думаю, вы согласитесь с тем, что заявление президента относительно условий для развития бизнеса может быть шагом к структурным реформам в экономике?

– Мысль правильная. Но правильно ли всеми воспринимаемая? Вопрос риторический. Лет пять-шесть назад, например, уже было заявлено об освобождении малых предприятий от проверок. С формулировкой «прекратить кошмарить бизнес»… Где-то это было понято так: дальше проверок может и не быть, значит, нужно сейчас проверить на пять лет вперед. Проблема не в проверках, а в субъективной оценке того или другого положения. С учетом того, что грани закона зачастую достаточно размыты и положения могут трактоваться по-разному, в том числе и в налоговой сфере, мы можем иметь миллион проблем у предпринимателей. А ведь именно эти люди создают могущество страны. Не только бомбы и ракеты. В экономике, как в нормальном организме, все соразмерно и функционально. И даже мизинец исполняет какую-то роль. Мы же говорим о целом предпринимательском слое нашей страны.

– В одном интервью вы говорили, что для развития российской экономики необходимы финансовые ресурсы под приемлемые для бизнеса проценты на длительный период. Ставка рефинансирования с того момента снизилась, затем замерла. Можно ли считать эту ее величину достаточной?

– Есть разные цели. Есть правильное поддержание ставки рефинансирования, а есть реальная экономика и ответственность министров за отрасли, за выполнение поставленных задач. Ставка рефинансирования опирается на существующую инфляцию и на экономические показатели. А экономические показатели формируются производственной и маркетинговой деятельностью. Если мы хорошо работаем, товаров полно, – какая инфляция? Почему такая ставка? Потому что кто-то деньги печатает, а мы печатать не можем. Россия имеет самую дорогую ценность – здесь многонациональный, талантливый, способный народ. Дайте ему возможность работать. Ведь труд – это не только деньги. Труд – это, прежде всего, счастье, или возможность самореализации. Хотим быть счастливыми, значит, хотим быть богатыми – это связанные вещи. Ну, хотя бы не бедными…

– В нынешнем году страны БРИКС учредили собственный Банк развития. Можно ли в связи с этим говорить о появлении нового финансового центра в мировой экономике? Для чего, по-вашему, это понадобилось? Какими вы видите перспективы этого финансового института?

– Конечно, это правильный шаг. Главной задачей банка является финансирование инфраструктурных проектов в государствах БРИКС и развивающихся странах. В уфимской декларации по итогам 7-го саммита БРИКС говорится о том, что в начале 2016 года этот финансовый институт должен утвердить новые инвестпроекты. Пока можно только приветствовать создание нового банка развития и обращенное к нему предложение тесно сотрудничать с существующими финансовыми механизмами – с такими, например, как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. Возможно, это приведет в действие товарооборот между нашими странами, позволит создавать совместные проекты в области высоких технологий, машиностроения, аграрной отрасли…

Но от этого шага до того, когда мы сможем это почувствовать в реальности… Не думаю, что как-то быстро отразится на оте-чественной экономике.

– Вы, наверное, любите кино? В известном фильме об Индиане Джонсе главный герой должен совершить «прыжок веры» – сделать шаг в бездну. Но успех зависит от того, насколько сильно он верит в то, что над бездной есть мост. Вот мы, народ России, верим в то, что в состоянии все это преодолеть?

– Странно, что вы не видите явного. Кто такие Индиана Джонс и его друзья? Никто – по сравнению с целым народом, который каждый день делает этот шаг в неизвестность. Наши предприниматели делают этот шаг. Им каждый день дают по башке, извините за простоту, а они опять делают такой шаг. И надеются на то, что останутся хотя бы живы и в следующий раз серьезно не пострадают. Почему в США так много предпринимателей? Почему сфера малого и среднего бизнеса получила такое развитие? Потому что это один из элементов свободы, когда человек пытается реализовать свои знания, свое воспитание, которое дали семья и государство, показать свою точку зрения, которую сформировало общественное сознание. Предприниматель хочет быть полезным сыном государства, в котором живет. Кто сказал, что мы не имеем права любить свою Родину? Почему мы не должны действовать так, чтобы все наши действия были направлены на создание положительного образа страны? Предприниматели создают продукт, в этом их качество и их вклад. Надо только дать им возможность спокойно работать. И тогда, возможно, вопрос «А получится ли это у нас?» – даже не возникнет. А мы со всем, что на нас навалилось, обязательно справимся. Потому что мы живем в России!

Анна Лукьянчикова

vesti
17.12.2015